Ответы на вопросы от Юриста

Доверенность, а не ордер

Адвокат Новосад М.А., представляющая в суде интересы истца М., на требование судьи предъявить ордер на участие в деле в соответствии со ст. 53 ГПК РФ «ответила отказом».

Адвокат Новосад М.А. в объяснениях сообщила, что интересы М. представляла в суде по доверенности без оформления ордера, «т.к. М. является моим знакомым и у него отсутствовала финансовая возможность оплатить юридические услуги». «О том, что в таком случае я должна была заключить с ним соглашение о безвозмездной юридической помощи, зарегистрировать это соглашение в центральной юридической консультации МКА «Санкт-Петербург» и получить ордер, я не знала».

Исследовав и обсудив материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Новосад М.А., Квалификационная комиссия Адвокатской палаты отмечает, что в соответствии с п. 1 ст. 25 Закона адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Законом не устанавливаются какие-либо изъятия из этого правила при оказании юридической помощи доверителю бесплатно, а ч. 3 ст. 53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

В соответствии с пунктами 1 и 2 решения Совета АП СПб (протокол № 11 от 16 июля 2003 года), реализуя свои профессиональные права и обязанности в процессе судопроизводства, адвокат не вправе выступать как частное лицо, вне рамок адвокатского образования, вне зависимости от характера его взаимоотношений с доверителем и вне зависимости от того, оплачивается ли его труд или нет. При принятии любого поручения адвокаты обязаны оформлять бланки соглашений (договоров, регистрационных карточек) и получать ордера на ведение дела. В соответствии с подп. 3 п. 4 ст. 25 Закона существенным условием соглашения является условие выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь. Принятие адвокатом поручения без внесения доверителем гонорара возможно лишь по поручению либо с согласия руководителя адвокатского образования и при наличии оснований, предусмотренных ст. 26 Закона и Постановлением Совета АП СПб.

Таким образом, адвокат Новосад М.А., представляя в суде интересы доверителя без заключения Соглашения и оформления ордера, нарушила требования как федерального законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, так и положения п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции. Советом АП СПб адвокату Новосад М.А. объявлено предупреждение.

К вопросу о полномочиях адвоката в гражданском процессе.

Адвокат Дмитрий Загайнов, ИНТЕЛЛЕКТ-С, анализирует положения законодательства, регулирующие оформление полномочий адвоката в гражданском процессе, и рассматривает применение этих норм закона в судебной практике.

Поводом для данной публикации послужило недавнее обсуждение в социальных сетях вопроса: как реагировать на отсутствие ордера у адвоката, представляющего одну из сторон по гражданскому делу? Тему поднял юрист, не обладающий статусом адвоката. Оставив в стороне провокационность постановки вопроса, я к своему удивлению обнаружил комментарии коллег-адвокатов, которые утверждали, что отсутствие ордера адвоката в гражданском процессе однозначно влечет нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката и является достаточным поводом для обращения в адвокатскую палату субъекта РФ с заявлением о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

Для того чтобы окончательно внести ясность в этот вопрос, предлагаю свое видение решения проблемы.

Материальные и процессуальные нормы

Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Там же, в п. 2, указано, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Таким образом, Закон об адвокатуре не должен регулировать положения об удостоверении полномочий адвоката, вступающего в тот или иной процесс. Поэтому законодатель и отправляет нас при выяснении данного вопроса к соответствующему процессуальному закону. При этом Закон об адвокатуре указывает на необходимость иметь ордер на исполнение поручения исключительно в случаях, прямо указанных в законе, а там, где нет императивного указания закона, полномочия адвоката подтверждаются доверенностью.

Данный постулат важен, чтобы исключить всякие рассуждения на предмет того, что адвокат во всех случаях исполнения поручения обязан иметь ордер. Такое утверждение не выдерживает критики по следующим причинам.

Право на выступление в суде

При анализе ст. 53 ГПК РФ, именуемой «Оформление полномочий представителя», сразу обращает на себя внимание п. 1, согласно которому полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. И только в п. 5 указанной статьи закреплено, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Таким образом, мы наблюдаем коллизию двух положений:

  • представительство должно оформляться доверенностью,
  • право адвоката на выступление в процессе в качестве представителя удостоверяется ордером.

Из текста указанных норм следует, что если адвокат вступает в процесс на основании ордера, выданного соответствующим адвокатским образованием, то специальное оформление его полномочий не требуется. Важно отметить, что ордер на исполнение поручения удостоверяет право только на осуществление общих процессуальных полномочий представителя. А если буквально – то только на выступление в суде.

На мой взгляд, само право на «выступление в суде» – не конкретное.

Так, возникает вопрос: а подразумевает ли оно право на то, чтобы знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, представлять доказательства, давать объяснения суду в письменной форме, получать копии судебных постановлений? Ответ не предлагаю, так как вопрос дискуссионный и не является предметом настоящей публикации.

Очевидно следующее: данное право не дает возможности адвокату представить от своего имени какое-либо письменное заявление, объяснение, ходатайство, мировое соглашение, жалобу. Исключение из этого правила законодатель допускает только в одной ситуации. Если адвокат назначается судом в соответствии со ст. 50 ГПК РФ (например, в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно), то у него появляется право обжаловать судебные постановления по данному делу, и такое правомочие возникает в силу прямого указания закона. Соответствующее разъяснение дано Верховным Судом РФ (см. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении»).

Буквальное понимание текста закона о допуске адвоката в гражданский процесс только на основании ордера приводит к утверждению, что его представительство, скорее всего, не будет эффективным. Для того чтобы обладать всем арсеналом полномочий, адвокат вынужден требовать от своего доверителя постоянного присутствия в судебном процессе (последний должен, например, вовремя поддержать и подписать тот или иной процессуальный документ). Однако такое присутствие может оказаться весьма затратным мероприятием, особенно если судебный процесс идет в другом регионе, не по месту жительства доверителя.

В этом случае наиболее эффективным и правильным представляется оформление полномочий адвоката (включая процессуальные) путем выдачи ему доверенности, в которой содержались бы не только общие процессуальные полномочия, например, право на ознакомление с материалами дела, но и специальные, которые прямо оговорены в ст. 54 ГПК РФ.

В силу прямого указания ст. 54 ГПК РФ, специальные полномочия, т.е. подписание искового заявления, предъявление его в суд, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, обжалование судебного постановления и еще ряд других, могут быть оговорены только в доверенности. Их оформление с помощью ордера адвоката невозможно.

Общая и специальная нормы

И что же получается, если вторить утверждениям сторонников допуска адвоката в любой процесс исключительно на основании ордера: адвокат, вступая в гражданский процесс, должен представить суду ордер адвоката и доверенность со специальными полномочиями только для того, чтобы подтвердить свой статус?

В данном случае мы имеем классический пример конкуренции норм, где п. 5 ст. 53 ГПК РФ является общей нормой по отношении к специальной – ст. 54 ГПК РФ.

При конкуренции общей нормы со специальной применению подлежит последняя. Данное правило основывается на непреходящей римской максиме lex specialis derogat legi generali – «закон специальный отменяет закон общий».

С учетом приоритета специальной нормы права в итоге получаем следующее: для совершения любых процессуальных действий в гражданском процессе полномочия адвоката могут быть оформлены доверенностью со специальными полномочиями без приложения ордера адвоката.

Судебная практика

Сделанный вывод, помимо теоретических изысканий, подтверждается сложившейся судебной практикой.

О необходимости оформления адвокатом специальных полномочий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, посредством выдачи доверенности указано в ответе на вопрос 15 «Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2003 года (по гражданским делам)» (утв. постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г.), а также в ответе на вопрос 15 «Ответов Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (утв. Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г.).

Еще одним примером служит «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3», утвержденный Президиумом ВС РФ 25 ноября 2015 г. Несмотря на то что в приводимом примере речь идет об административном процессе, аналогия с гражданским процессом вполне уместна.

Так, в ответе на вопрос 16 – «какими документами подтверждаются статус и полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя по административному делу?» – Верховный Суд РФ указал следующее: «В силу п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Согласно п. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре удостоверение адвоката является единственным документом, подтверждающим статус адвоката. Исходя из изложенного, полномочия адвоката в административном процессе подтверждаются доверенностью на представление интересов доверителя, а его статус – соответствующим удостоверением. Вместе с тем по смыслу ч. 4 ст. 54, ч. 4 ст. 57, ч. 6 ст. 277 КАС РФ и ст. 6 Закона об адвокатуре при назначении судом административному ответчику в качестве представителя адвоката его полномочия подтверждаются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

В моей практике встречалось, что при вхождении в гражданский процесс в судах общей юрисдикции судьи требовали ордер адвоката, если вместо паспорта я предъявлял адвокатское удостоверение. Однако после высказывания позиции относительно применения правила о конкуренции норм вопрос о моем допуске в процесс на основании доверенности и предъявленного удостоверения адвоката всегда решался положительно.

Данный подход считаю правильным. Иное же толкование идет вразрез с действующим законодательством до тех пор, пока соответствующие поправки не будут внесены в закон.

Вместо послесловия

Ордер адвоката не является доказательством того, что адвокат получил вознаграждение от доверителя. Доказательством получения вознаграждения адвокатом от доверителя является соответствующий приходный ордер или платежное поручение.

Данный тезис я добавляю, чтобы исключить реплики о якобы сокрытии своих доходов адвокатом, который вместо ордера в гражданском процессе предъявляет доверенность.

25 сообщений

Уважаемые коолеги. В этой теме хотелось бы затронуть один из менее освещенных практических вопросов участия адвоката в гражданском процессе. Суть моего вопроса заключается в следующем: обязательно ли адвокату выписывать ордер на участия в гражданском деле, либо можно ограничиться простой доверенностью?

Прошу обратиться внимание на то, что в соответствии с ч.5 ст.53 ГПК РФ, право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Убедительная просьба: аргументируйте свои мнения, желательно ссылками на нормативные акты, либо конкретными примерами. Заранее спасибо.

Для участием в присутствии доверителя должен выписываться ордер.

Для представления интересов в отсутствие доверителя необходимо иметь доверенность.

Ответы юристов (2)

Светлана, я сам в гражданские дела по доверенности хожу, без ордера, поэтому сам факт таких действий ничего противозаконного не несет, тем более факт подачи представительских.

Они могут приложить любые документы, свидетельствующие о факте заключения соглашения и доказательства его оплаты ответчиком.

А у Вас только мотивировать слишком большую сумму расходов и пытаться их уменьшить.

Ищете ответ?

Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Следовательно, требование закона состоит в том, что адвокат-представитель совершает все процессуальные действия только от имени доверителя.

В силу сказанного адвокат может вступить в гражданское дело в качестве представителя лица, участвующего в деле, только после заключения такого соглашения. Однако заключение только соглашения на оказание юридической помощи не позволяет адвокату в полном объёме реализовать процессуальные права представляемого.

Обратная связь

По вопросам оказания юридической помощи вы можете обратиться ко мне, заполнив данную форму или позвонив по телефону +7(495)542-24-42.

24 марта 2004 года ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ВОПРОСЫ СУДОВ ПО ПРИМЕНЕНИЮ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Исходя из этого, адвокат, имеющий ордер, в силу ст. 54 ГПК РФ вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия.

Вместе с тем отдельные полномочия, перечисленные в той же статье, представитель вправе совершать, если они специально оговорены в доверенности, выданной представляемым лицом.

Нужна ли доверенность адвокату

53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Вместе с тем отдельные полномочия, перечисленные в той же статье, представитель вправе совершать, если они специально оговорены в, выданной представляемым лицом. Следовательно, один лишь ордер не дает права адвокату совершать действия, для которых согласно ст.

Смотрите видео: Граждане СССР и ДПС РФ Доверенности (none 2019).